March 12th, 2010

Пыжанкин Василий Петрович

 

По трудовой книжки Василия Петровича можно изучать историю Алтайского заповедника и судьбу людей, живущих и работающих в нем.

 Родился он 10 февраля 1923 года. Закончил 4 класса. По профессии является рабочим. В мае 1941 года поступил на работу в Алтайский Государственный заповедник младшим наблюдателем. В октябре 1942 года освобожден от работы в связи с уходом в Советскую армию. В ноябре 1946 года, по возвращению из Советской армии зачислен на должность наблюдателя. В октябре 1951 года уволен с работы в связи с ликвидацией заповедника, принят лесником Яйлинского лесничества Кебезенского лесхоза. В марте 1952 года уволен в виду передачи имущества Телецкому лесхозу. Принят объездчиком Яйлинского лесничества Телецкого лесхоза. В июне 1958 года уволен в связи с ликвидацией Телецкого лесхоза, зачислен на работу в качестве старшего наблюдателя в Алтайский заповедник. В октябре 1959 года переведен помошником лесничего Яйлинского лесничества. В июне 1960 года переведен егерем кордона Яйлю. В феврале 1961 года переведен старшим наблюдателем, в апреле 1961 года переведен егерем Камгинского участка. В июле 1961 года освобожден от работы в связи с ликвидацией заповедника, передачи его Горно-Алтайской опытной ЛПХ. В ИЮЛЕ 1961 Года принят лесником яйлинского лесничества. В октябре 1961 года в связи с организацией Телецкого лесхоза переведен на работу в Телецкий лесхоз, зачислен лесником яйлинского лесничества. В октябре 1962 года переведен лесником Белинского лесничества. В феврале 1964 года переведен лесником в Иогачский леспромхоз, и в связи с объединением Иогачского леспромхоза переведен лесником Яйлинского лесничества; в марте 1964 года Иогачский леспромхоз переименован в Горно-Алтайский опытный леспромхоз. В январе 1968 года освобожден от работы в связи с переводом в Алтайский заповедник, на должность лесника. 
 В мае 1959 года За высокие производственные показатели, успешное выполнение заданий и добросовестное отношение к работе – объявлена благодарность, награждался почетной грамотой лесхоза, во времена лесхоза. 

Однажды в рейд...

 Долетели слухи до опергруппы Алтайского заповедника, что в заповеднике бксчинствуют рыбаки-браконьеры. И решили они пресечь их незаконные действия. И собрались они в рейд. Добраться до места где бесчинствовали браконьеры можно было только по льду на машине, буране, мотоцикле, санях, лыжах, пешком или на вертолете. Это один из самых отдаленных и труднодоступных районов Телецкого озера. Дабы обмануть бдительность браконьеров – решили ехать на "жиге" (на жиге проехать там практически невозможно – только люди незнающие могли пойти на такую аферу, а так как инспектора Алтайского заповедника – всезнающие – никто бы не подумал, что это они едут на жиге – 4-ке). Тщательно забрызгав номера и стекла, подставляясь под брызги из-под колес проезжающих мимо машин, как и полагается, уже в сумерках, оперативники прибыли на место. На незаповедной части озера мелькали огни рыбаков. Светила луна. Сияли звезды. Ага, подумали госинспектора. Стемнеет, а мы тут как тут. Переоделись в маскхалаты – белые, с черными пятнами, чтобы при случае сойти за нечайно выскочившего из леса заповедного зайца, раньше времени начавшего линять. И пошли пугать браконьеров. Тщательно продумав и спланировав ход операции, решили разделиться на две группы. Одну оставили в засаде – а вторая пошла по берегу ломать лед – тем самым изображая массовый выпрыг рыбы из озера. Но браконьеры оказались достойными, не лыком шитыми противниками заповедного режима – они затаились на незаповедной части озера и по очереди, ползком, выбирались на разведку. Все казалось шло по плану, но внезапно, вызванный одним из браконьеров-шаманов буран заставил отложить оперативников контрольную стадию операцию до рассвета. Светало. Пора действовать, подумали инспектора Алтайского заповедника, и приступили к контрольной операции.

История одного беркута

 
...однажды редкая, красно книжная птица Беркут летел над дикой тайгой в поисках пищи. Ни одно шевеление в таежных дебрях не могло ускользнуть от его зоркого, пронзающего взора. Но все было пусто. Ни одной съедобной живности. Отчаянье стало понемногу охватывать голодного Беркута "Что за день? Уже 300 километров позади и хоть бы одна пищуха."
Беркут решился на отчаянный шаг. В 150 километрах, он знал, жила большая колония полудомашних мышей, его НЗ (неприкосновенный запас) (полудомашние т.к. жили в поле, но частенько наведывались к запасам человекообразных монстров, которые они в великом множестве хранят в старых деревьях). Потратив последние запасы сил на перелет, беркут, в предвкушении, сел на березу и замер, высматривая неосторожную мышь, бегущую за чужими запасами. Collapse )

Помнит Яйлю генерала…

Г.А. Ачугунова

 
 

На скалистом берегу Телецкого озера в заповедном поселке Яйлю среди статных таежных дерев уносит свои кроны в небеса стройная голубая ель. В этой усадьбе во второй половине прошлого века жила семья участника Великой Отечественной войны, генерала в отставке Михаила Дмитриевича Холода. А эту красавицу - ель посадили они со своей супругой, Лилией Юрьевной Жебровской, в начале 60-х годов в честь памяти начала совместной жизни.
Запомнили их яйлинцы, как людей добрых, интересных и очень скромных.
Прошел Михаил Дмитриевич Великую Отечественную от начала и до победного конца. Судьба его была похожа на судьбы тысячи таких, как он, родившихся в начале XX века. Collapse )

Судьба мира у Древа Жизни

Однажды Демагог, Мудрая женщина и Покорительница Вселенной встретились на перекрестке Путей.
Сели они в кружок под Древом Жизни и стали решать каким путем пойдет Судьба Мира.
 Изменим траекторию планеты! И она полетит к голубому солнцу! Там лучше!, - сказала Покорительница Вселенной.
 С точки зрения законности развития, - возразил Демагог, - мы не можем этого сделать. А исходя из Всеобщего Универсума и Единого закона Мироздания мы должны потребовать от Высших Сил возлияния на нас Благодатных лучей Разума и Процветания. Все должно быть строго в соответствии с Великим Законом Развития и Движения.
Collapse )

Навозные мухи

Далеко далеко в лесу лежала навозная куча. Образовалась она совершенно случайно. Как-то так получилось, что в одном месте совершенно без всякой цели скопилось очень много навоза. И образовавшись, куча стала жить своей собственной жизнью.
Эта куча только с виду казалась вялой, неподвижной и безжизненной, а на самом деле внутри нее кипела очень бурная и активная жизнь. Внутри кучи образовалась своя собственная уникальная система жизненных процессов. Снаружи образовалась довольно плотная корка, защищающая Collapse )

Следы на льду

Когда идешь по берегу озера - твои следы остаются на льду....
Ветер не уносит их, как все то, что было вместе со снегом на берегу озера.
Следы остаются на льду, сквозь который просвечивает замерзшая галька, рассказывая странную историю, развернувшихся здесь событий.
Как странно. Ты оказываешь совсем незначительное влияние и вот, ход событий и времен уже изменен и пошел по другому руслу.
Все могло бы быть иначе, не появись в голове одной очень маленькой мысли. Как она попала туда? Упав на хорошую для нее почву, мысль эта разрастается до гигантских размеров и начинает занимать уже практически все пространство твоего сознания. Не оставляя места сомнениям и возражениям. Как часто мы оставляем подобные следам на льду следы в жизни нашей, чей-то, душах, мирах…..
Весь берег укутан недавно выпавшим снегом. Все пространство едино и безмолвно. Ветра нет. Тебе не хочется нарушать это безмолвие, но тебе надо пройти через это пространство. И ты идешь, оставляя неровную цепочку следов на снегу. Следы грубо врываются в пространства и становятся теперь уже неотъемлемой частью этого берега, этого снега, этого мира.
Потом дует ветер. Постепенно он достигает такой силы и мощи, что сдувает все на своем пути. Выметает с поверхности берега весь снег, сдувая его с камней, гальки, песка. Снег остается лишь там, где были чьи-то следы. Так и в нашей жизни. Все уходит. Снег – это события, ветер – время. Время все уносит, все проходит и забывается, однако то, где остался чей-то след – событием, словом и действием – остается гораздо дольше. Ветру-времени требуется гораздо больше усилий для того, чтобы привести все в первозданный порядок. Иногда эти следы остаются очень на долго, иногда и на всю жизнь....

Школа молодого экологического инспектора – (по следам анкет…)

Мы, молодые экологические инспектора со всех особо охраняемых природных территорий Алтае-Саянского экорегиона заявляем: нам все ни по чем, мы не боимся трудностей, голода, холода, в любую погоду мы готовы к бою, труду и обороне. Бойтесь нас браконьеры, когда мы идем в рейд! Жены браконьеров пугают нашими именами своих детей и вообще любая трудность нам по плечу и море по колено.
Совсем недавно нас отправили еще поучиться чему-нибудь, хотя мы и так все знаем, в один из заповедников нашего региона. Было просто интересно посмотреть на еще один из уголков Алтае-Саян и, честно сказать, выпала редкая возможность, и удача отдохнуть от души. Заповедник этот забрался в самую дальнюю даль, какая только может быть Collapse )