altzapoved (altzapoved) wrote,
altzapoved
altzapoved

Categories:

Патрульное лето 1979-го.....

Часть 2


6.08.1979
Чодро. В ожидании студентов, оказываем помощь по заготовке кормов лошадям.

13.08.1979
Вечером появились в Чодро ожидаемые студенты из отряда «Заповедники 79». Вид их был усталый из-за длительной мотырской дороги.

14.08.1979
Информация о месте работы, пути к нему, о климате в районе Джулукуля. Инструктаж по технике безопасности. Знакомство с планом-графиком. По желанию в состав патрульной группы влилось 4 человека, - трое других, из числа прибывших, оставались в Чодринском лесничестве на правах пожарных сторожей. С Бильтира, с сенокоса, забираю лесника Туймешева и пожарного сторожа Жиуденко. И группа в составе . человек, при наличии 2-х коней вышла по направлению к Джулукулю. Студенты идут споро и намного опередили нас. Около Среднего Кулаша встречаемся с группой лесной охраны: лесники Язулинского лесничества Густовым, лесниками Красниковым, Осипенко направляются в ЧОдро. Здесь же знакомим лесничего со сроками и местом работы нашей группы в его лесничестве. Беру на заметку сообщение о возможном загоне сарлыков через Охотничий перевал на реки Оин-Ору и Узун-Оюк. В памяти от этой встречи остались слова Красникова:
- Около перевала Сундрук, находясь в плохом настроении, я подошел к сложенному из камней геодезическому тригопункту и в баночке нашел записку, проходившего здесь когда-то с экспедицией Шилова. И сразу же стало уютнее в этих местах, легче на душе. И вот теперь, эта встреча на тропе за многие километры от дома. Как это здорово! Да, действительно, после месячных полевых работ встретиться ни где-то на кордоне, в поселке, а на таких вот тропах – это здорово, - это надолго запоминающееся в памяти событие. На заставе вновь встречаемся с группой Золотухина, вновь раскрыты карты, пунктиром пробегают по ним тропы с глухими следами конских копыт, вырисовываются проходы, обозначаются места возможных нарушений режима заповедности.

16.08.1979
Ясно. Около Каракема делимся на два звена. Одно пешее – в количестве трех человек, ведет Туймешев вдоль Челушмана до озера Джулукуль. Мы же, к озеру будем двигаться через Каракем, Богояш. Встреча 18-го числа в избушке Джулукуля. Провожаем глазами первое звено. Хорошие подобрались парнишки: выносливые, любознательные, не равнодушные к проблемам охраны природы. Все до единого вооружены фотоппаратми и отсюда видно, как то один, то другой на что-то нацеливает объектив и затем вновь идут плотной массой. Поворот тропы скрывает их и мы трогаемся к намеченному на сегодня пункту.

17.08.1979
Ясно. Издали засиял аншлаг. Вот и первое нарушение: автомобильные следы – они ведут от озерка с верховья реки Богояш вниз к броду. Следы не свежие. Но сегодня пятница и мы решили часик-другой постоять около переезда через реку. Только взялись за ложки, как послышался шум мотора и в ту же минуту из-за увала вынырнул Зил 157. боясь, что увидев нас, водитель развернет машину, хватаю первого попавшего коня, с намерением отрезать дорогу в обратном направлении. Но машина уверено переезжает реку и на наш жест рукой направляется к нам. Посетителей заповедника трое.
Ставшее уже обычным:
- Здравствуйте, откуда, почему в заповеднике?
И также обычный ответ:
- Не знали, что здесь заповедник.
Вновь черная книга пополняется фамилиями двух нарушителей, жителей сел Акташ и Чибит.
Тэк,-тэк, что-то знакомое. Вглядываюсь в машину в третьего. Он почему-то на той стороне машины посматривает в небо.
-Мы, кажется, уже с вами знакомы, Кузлеков….?
- Василий Кириллович, - договаривает он.
- Да… Как же так? Второй раз здесь и не знаем территорию заповедника.
- Да, кстати, к вам приняты какие-нибудь меры через административную комиссию за первое посещение?
- Нет, пока нет, а за что? Ведь мы тогда сразу же уехали и сейчас… ведь мы ничего не сделали, сейчас же мы уедем.
- Надо же, столько ехали.
- Теперь мы и знаем, что и здесь заповедник, сейчас же мы уедем, - заторопились двое.
Ночевать решили здесь же, у Больших озер.

18.08.1979
Тепло. Ярко светит солнце. Тщательно просматриваем сверху все углы реки Богояш, не забывая скрытые сопками озера, из-за этого путь получается извилистый. К Джулукулю подъезжали в потемках и сразу, еще издали, на южной стороне озера заметили пляшущий огонь костра. Студенты с лесником Туймешевым были уже здесь, они увидели костер около 5-ти вечера и теперь, замаскировав дверь и окно, дожидались нас. Хоть и большой путь проделали они, но было радостно: выкладывали много интересных моментов о природе этих мест, о встречах с птицами. Сообщили, также и о виденных ими трех всадниках в районе реки Ту-Ту-Оюк, которые, быстро увеличивая интервал, скрылись за складками местности по тропе вдоль Челушмана.

19.08.1979
Подъем рано. В пять уже выехали к южной части озера, избрав левую сторону вдоль Шапшала. И не прогадали. Погоняем коней, но непомерно быстро бежит время, уже семь. Несколько раз останавливаемся, смотрим в бинокли и получилось непонятное: вроде бы при первой и второй остановке видел стадо, а сейчас его там нет. Ищем в логах Шапшала и вскоре замечаем пестроту стада. Стадо быстро уходит вверх по склону Шапшала, а в это время с северу, в котловину Джулукуля вползает черная туча, она, расширяясь в объеме, быстро докатывается до вершин гор и, постепенно захватывая лог за логом приближается к нам. И конечно нас давно заметили, но стадо быстро уходит в облака. Вот уже полетели первые снежинки, а расстояние сокращается крайне медленно. Еще немного, и первые животные перевалят перевал, до нас доносятся уже погоняющие крики чабанов. Мы видим их и они нас видят, видят, что мы спешим к ним, но не останавливаются, кидают камнями в сарлыков, гонят их к перевалу. Снег валит большими хлопьями. Но мы уже в каре, впереди нет скрывающих животных террас: они и пастухи – все на виду. Выстрелом вверх заставляю обратить на нас внимание. Один из них бросил погонять скот, спускается к нам. Он не старший. На его голос подходит их бригадир, старший чабан Иргит. А первые животные уходят уже за Шапшал, но животных много, - их 300, а тропа узкая.
- Что же вы, ведь видели, что мы направляемся к вам, остановились бы внизу, а то видите, как нехорошо получилось?
В ответ смущенное молчание.
Пока я беседую с ними,  делаются снимки. А картина в общем такова: бригада перегоняет скот Моген-Буренсокго совхоза на мясокомбинат в село Бирули, т.е. из района Монгун Тайга через эти пики до ворот мясокомбината, избегая дороги в Кош-Агач. В заключении беседы: объяснение, подписание акта. Раз мы уже поднялись на высоту перевала – не грех и взглянуть на ту сторону Шапшала: внизу втягивались на широкую поляну знакомые нам сарлыки, по бокам поляны – горы, - они и дальше, а за поляной – языки леса. Спускаемся вниз: наши кони самые верхние, Курмес (конь), - далеко внизу. Не повез. И всаднику пришлось уже пешком, взмокшим от пота, подходить к чабанам. Вновь пошел густой снег, засыпая следы большого стада, и внизу в облаках, всем на удивление, прокатилось эхо грома.

20.08.1979.
Облачно. Временами падает снег.

21.08.1979
облачно. Холодный ветер. Втроем: я и два студента, едем вдоль озера Джулукуль в верховья реки Макату, скрытую от обзора горами.

22.08.1979
Ночью падал снег. Горы из-за однообразного с котловиной одеяния как бы сошли вниз, стали ниже. По-прежнему холодно. Двое студентов с лесником уходят вниз по Челушману для патрульного обхода. После полудня прилетел вертолет. Рядом с избушкой возник еще один домик из брезента. Из прилетевших: зам.директора по научной части А.И. Олигер, научный сотрудник Стахеев В.А. и двое неизвестных. Вечером сходимся к общему чаю. Тесновато, но зато тепло, горячий чай, новости. Приглашаем ночевать сюда, в избушку. Большинство на охотно собирается обменяться домиками, но они безотступно отказываются.

23.08.1979
Облачно. Сегодня выходим в обратную дорогу. Первыми отправляется звено Туймешева. Они идут в Язулу по нашему маршруту через Богояш, мы – оп Челушману, с посещением реки Ту-Ту-Оюк, где ранее видели 3-х всадников. На пути нас застает снегопад с крупными хлопьями снега, бьющими в лицо, под напором встречного ветра. Палатки ставим в небольшом леску на левой стороне Ту-ту-Оюк. В верховье реки снеговая завеса расступается и вперед выступают горы, окутанные клубящимися облаками. Облака, припав к склонам гор, лазают по ним, как огромные, бесформенные животные. Вот, одно из таких животных, лезет вверх по склону, но вдруг, срывается вниз, к подножию. Вновь приподнимается, но сил уже не хватает и оно вдоль склона направляется к соседней каменной громадине. А над той горой, куда полз неудачник, вдруг вихрем, с невидимой стороны склона взметается черная бурлящая масса и, увидев противника, потревожившего ее покой, пускается за ним в погоню и вскоре поглощает его. Мы ходили у подножия этих гор и представлялось, что здесь, где нет прохода человеку, в многочисленных складках гор скрываются буны и где-то на уступе, затаившись, наблюдает за долиной снежный барс. И вдруг отчетливо снизу раздаются голоса, - да, человеческие голоса! Медленно проплывают перед биноклем складки местности, голоса корректируют его движение и наводят его на палатку со стоящими около нее людьми. Направляемся к ним. Люди (их пятеро), от удивления пялят на нас глаза. И было отчего: во время снегопада мы обошли их стороной и когда завеса растворилась в лучах солнца, мы, оказывались выше их на склоне горы и, теперь сходили к ним, как с облаков. Группа оказалась туристами из Минского клуба, совершающими маршрут по Туве с заходом в верховья реки ТУ-ТУ-Оюк. О заповеднике, его границах, они имели слабое представление, и их очень поразил размах заповедника, раскинувшегося от берегов Телецкого озера до истоков Челушмана.

24.08.1979
Jблачно. Вновь снегопад. Выезжаем только после обеда, но, не доезжая ТУ-ТУ-Оюка, нас вновь закутывает в пелену снега, гонимую холодным воздухом с низовья Челушмана. За песчаными дюнами Шип Ши Оюка сворачиваем к Оин-Ору, но в проход не попали и запетляли среди россыпей, валуновых ручьев и болот. Когда рассеялась серая мгла, ниже нас заблестело озеро Ян-Куль. Хорошо смотрится оно с высоты водораздела Оин-Ору, но проклинается всеми, попавшими на его правую, моренную часть: через каждые десять метров зеркала болот, с окаймляющими их красновато-рыжими мхами, насыщенных болотной водой; ручьи, текущие среди них – очень глубоки с зыбкими берегами. На сухой твердый склон рукой подать, но не везде можно на него выйти, так как каменные россыпи обрамляют эту гнилостную пойму. Первый морозный день. Снег на земле превратился в ледяную хрустящую корку. Выбираемся на склон к единственно стоящему здесь дереву, неподалеку дымят гнилые остатки другого, когда-то стоявшего здесь деревца. Кто-то пережидал снегопад и выехал отсюда за несколько часов до нашего появления здесь. Смеркается, палатку около дымящихся головешок. Сушимся. Смотрю на обледенелые ботинки и брюки своего напарника и невольно поеживаюсь от холода. Интересно все же устроены люди, вот он например: туристические ботинки на одни носки, брюки без нательного белья просвечивают тело, с непокрытой головой, - а попробуй, вымани его с этих гор. Тяжело, они для таких людей магниты.

25.08.1979
Нашли вчерашние конские следы, и вот уже около часа идем по ним. Они не спускались в Оин-Ору, ведут по плато к ее вершине. Постепенно, реку обступают горы, долина сужается. Последний раз тщательно обыскиваем местность в бинокли и сходим со следов. Следы сквозные, там, где-то у истоков, есть конский перевал. Еще летом 1976 года, когда здесь работала экспедиция Стахеева, я встретил на тропе свежие следы коней, идущие вдоль реки. Поскольку я был на ней и перед этим, днем, а рядом с рекой стояла наша палатка, - то ранее, в вершину, стесненную горами, никто проехать не мог. Могли пройти только с той стороны сквозным проходом. Перейдя перед прижимами реку Оин-Ору мы поднялись на плато, заключенные между этой рекой и рекой Хура: с целью проверить данные Красникова о возможном загоне сюда на выпас сарлыков через Охотничий перевал. Осмотрев плато и вершины притока Оин-Ору, спустились в долину реки Хура, где встали на тропу, идущую с перевала. На тропе, помимо конских следов, четко выделялись отпечатки протекторов туристических ботинок.

27.08.1979
Прибыли на бывшую заставу. В коллективе лесничества во взаимоотношениях произошли резкие перемены. Разделились позиции руководителя лесничества и техника-лесовода. Несовпадение взглядов на многие стороны работы, на отдельные моменты быта и поведения. Для разрешения возникшей ситуации, большинство работников лесничества за проведение завтра общего собрания.

28.08.1979
Все пятеро из моей группы выходят в Чодро. Я, пообещав нагнать их в пути, остаюсь на собрание. Открыл собрание Густов В.А., предоставил слово Кульчинскому, а затем всем присутствовавшим. В ходе полемики вырисовываются три точки зрения на данную ситуацию, из которой одна нейтральная, не примыкающая близко к какой-либо стороне. Мне же непонятна натура Кульчинского: в Чодро работал только на кордоне, здесь также. Ни одного выхода в тайгу, а ведь рабочее место лесника – это его обход. И всегда можно работать там, если будет собственное желание. Но тайга для него явно чужда и непонятна. Вспоминаю наш первый приезд сюда в июне: Кымындынов, Чалчиков, Марлужеков мешают нам работать. Они саботируют работу по ремонту казармы. Мы обойдемся без них. Затем его слова в Яйлю – Кымындынова на основании докладных надо уволить: пьет, плохо работает, прогуливает. А теперь: мне ставят в вину то, что я выезжаю помогать Чалчикову, Кымындынову ремонтировать им дома. Вчера я не прогуливал, а помогал им убирать сено. Что это? Временная игра своим характером. Временное, вынужденное отступление от своих первоначальных убеждений с целью выйти победителем в сегодняшнем вопросе, или это постоянная черта человека: лавировать между возникающими трудностями вплоть до братания с «прежним злом». Но то и это – плохое качество человека, недостойное для руководителя. Лесничий прав: подчиненный, не подчиняющийся его решениям, и вступающий в пререкания, не ставивший в известность свое отбытие, - не может работать в отдаленном таежном лесничестве. Спешу догнать своих, но черная, заполняющая весь пролет долины, дождевая туча, заставляет искать укрытие в ельнике долины. И вот, на тропе вновь появляются остатки ботинок, кед, по времени, они где-то часах в трех ходьбы. Подъезжая к Нижнему Кулашу, улавливаю что-то новое, чего прежде не было. Да, моста нет. Кто-то, толи по злому умыслу, толи из-за неосторожности, спалил стоявший здесь десятилетиями мост через реку. Стемнело. Отпускаю поводья, конь находит следы Курмеса, ведет вверх, вдоль реки и вот встал, заупрямился. Натягиваю поводья и он бродит реку. Догнал парней на Белтыре. Челушман, вспухший из-за снегов, в горах и дождя по низовью угрожающе ревел в темноте. Вымокшие под дождем и под потоками воды с деревьев и кустов студенты долго еще сидели у костра, сушили на шипящих, не жарких дровах одежду, обувь, носки.

29.08.1979
Утром, когда они еще спали, мы оседлали коней и тронулись в Чодро за резиновой лодкой, но лодки здесь не оказалось: ее оставили у переправу Ару в 15-километрах ниже Ару. Оставался единственный выход: переправлять людей на конях и веревках.

30.08.1979
Чодро. Отдых. Подготовка к патрульному выходу к Итыкуль. Выход 3 сентября.

3.09.1979
группа выходит в составе 4-х человек: Туймешев-старший, Жмуденко, Курков, Руденко – участники этого рейда. Уточняем до мелочей маршрут, намечены места ночевок и, в сопровождении лесников Чодринского лесничества, группа уходит по Шавле.

15.09.1979
быстро бежит время. Вернулись участники рейда по Чульче. Там пока все спокойно. Нарушений нет.

2.11.1979
Рокот вертолета будоражит покой тайги: пролетели Кыгу, Сайгоныш, Эрикель, Аксу – следов присутствия охотников не замечено. В этом году заповеднику впервые выделены суммы на прямое авиапатрулирование территории заповедника с целью выявления, предупреждения нарушений режима заповедности. Это нужное, очень существенное дело в помощи лесной охране. Но мал вертолетный парк Горно-Алтайска. Капризна погода. Непостоянная, непрямая связь. И поэтому существуют определенные трудности в планировании рейсов в нужные дни. Так и сейчас, новый снежный покров ночного снега возможно скрыл вчерашние, позавчерашние следы человека, а новые тропки не успели еще растянуться, запетлять среди тайги.

…Ушло патрульное лето. Тайгу, тундру, гольцы покрыло снегом. И теперь, уже встав на лыжи, лесная охрана, вновь уходит на обходы заповедника….

Tags: Дневник охраны
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments